July 17th, 2019

promo victor_korb december 12, 2012 22:37 12
Buy for 30 tokens
Если читаете этот текст, значит, место в промо-блоке в моем ЖЖ временно свободно и может быть занято рекламой вашей записи. Требования изложены в этом посте.

«Русский чай» в боулдерском университете или Как Гарри Барбак к славистам ходил (Статья-отчет)

«Русский чай» в боулдерском университете
или
Как Гарри Барбак к славистам ходил
(Статья-отчет)
-
Computer translation of the article into English here - https://garry-barbak-1.livejournal.com/458876.html
-
С октября по декабрь 2018 года я часто бывал у славистов боулдерского, штат Колорадо,  университета (University of Colorado Boulder). Я посещал их публичное мероприятие "Русский чай", предназначенное для того, чтобы учащиеся университета, студенты и аспиранты, могли бы вживую встречаться и общаться с русскими и русскоязычными посетителями для пополнения своих знаний о русской культуре и практики в русском языке. Что сказать, само по себе дело это очень хорошее, общение учащихся с представителями изучаемой культуры - это лучший способ для изучения и культуры, и языка, для успешной учебы студентам-славистам такие встречи несомненно нужны.
-
Само мероприятие проводится очень просто - открывается аудитория, все заходят, ставится чайник, раздаются конфеты и печенье, и вы можете говорить со студентами и профессурой по-русски. Кто вы - совершенно неважно, главное - знание русского языка. Темы разговоров - как это было заявлено с самого начала - могут быть самые разные, никаких запретных тем никто не объявлял. Регламента никакого не устанавливается, но все должны помнить, что надо дать возможность высказаться и другим. Часто тему задает ведущий мероприятие преподаватель, то детское лото принесет, то о русской кухне расскажет, а то велит какому-нибудь студенту читать доклад  о путешествии по России или сопредельным странам. Другие участники мероприятия тоже могут задавать тему для беседы – так, по крайней мере, заявлялось изначально. Если она нравится  - ее поддерживают. На все на это отводится  всего 50 минут в неделю во время обеденного перерыва.
-
Будучи не единственным, недовольным столь малым количеством времени для столь интересного мероприятия, я задал вопрос, возможно ли как-то увеличить это время, потом я даже предложил для этого себя в качестве волонтера, ведь, в конце концов, я сорок лет прожил в России, получил там диплом о высшем образовании, пишу песни,  веду блоги, но... как выяснилось, времени на разговоры со студентами прибавить никак нельзя, ни силами преподавателей, ни силами волонтеров. Предложение поместить Русский чай на какую-нибудь  интернет-площадку, чтобы учащиеся могли там общаться с русскими в свободное время сколько пожелают -  тоже не нашло отклика. По мнению профессуры это  было совершенно ни к чему.
Много ли можно сказать за неполный час в неделю? Наверное, это новое слово в педагогическом деле, деле изучения иностранной культуры,  культурная гомеопатия.
-
Так что я увидел там, у славистов, за все эти короткие часы моего посещения? Много тревожного и пугающего.
Нет, сразу могу заявить, что в плане обучения собственно русскому языку, дело в боулдерском университете на кафедре славистики поставлено весьма неплохо, в языке студенты неуклонно крепчают, но, вот,  что касается преподавания русской культуры – там порой встречаются довольно странные вещи.
-
Так, например, однажды из уст преподавателя в полный рост прозвучало, что русского поэта Пушкина в Европе не печатают и не читают потому, что не могут перевести как надо. Когда же я возразил, сказав, что переводов Пушкина имеется достаточно, и неплохих, а не читают его в Европе потому, что Пушкин в своем творчестве главным образом  перепевал современных ему европейских поэтов, и что теперь европейцы не очень хотят читать  своих же поэтов в обратном переводе – я увидел в ответ… глаза исполненные ужаса.
Нет, я вовсе не против, когда Пушкина подают как важного национального поэта, сыгравшего немалую роль в русской литературе и становлении современного литературного русского языка. Но пытаться эдак протаскивать его в международную большую литературу (ой, нам бы только переводчика найти!) – это просто смешно…
-
Пробелы в знаниях у учащихся, будущих специалистов по славистике порой встречались потрясающие. Ну ладно еще, когда студенты не знают, кто такой русский поэт Александр Башлачев, хотя это один из лучших русских поэтов, но когда аспирант не знает кто такой маркиз де Кюстин!..
Конечно, всех студентов я не видел, и глубокой проверки их знаний не проводил, может быть, кто-то из учащихся и знал великого русского рок-поэта до того, как я пришел и о нем заговорил, но… что-то, увы, не попались мне такие студенты! Во всяком случае, заговорив несколько раз о Башлачеве и на самом мероприятии, и тет на тет в кулуарах, я не обнаружил там ни одного учащегося, который был бы в теме. Потом, в беседе с преподавателями (все было под камеру) я несколько раз предъявлял им выявленное – и, что-то никто из них не взялся мне возразить! А к чести аспиранта, который не признал маркиза де Кюстина, могу только добавить, что Чаадаева он все-таки вспомнил.
-
Что же ответила на все это профессура?
Когда во время очередного Чая я сказал, что всякому студенту, достаточно хорошо выучившему русский язык, было бы недурно для лучшего его освоения послушать Башлачева и Летова, замечательных русских поэтов, быть может, и не разделяя того, что они проповедовали, а просто чтобы увидеть их великолепный русский язык, его лучшие образцы  – на меня посмотрели как на умалишенного.
 “Нам лучше знать, что нужно нашим студентам!” – так мне дружно заявило и руководство кафедры славистики, и руководство факультета иностранных языков университета и непосредственно ведущая Русский чай на заключительной беседе, которую я в открытую записал на камеру моего айфона и которую я  готов по необходимости предъявить где угодно. «Они (студенты) могут не знать что угодно!» -и такое было сказано. Тоже под запись.
-
Все это тем более досадно, что сама культура русского рока, разумеется, в лучших его проявлениях, будучи неотъемлемой частью культуры лучшего русского студенчества, лучшей русской молодежи, культура, воспитавшая наше поколение, кому сейчас за сорок, культура, и сейчас воспитывающая русскую образованную  молодежь - она должна быть весьма интересна и американским студентам, и куда более понятна и близка им, чем, скажем, Толстой и Достоевский – вечный наш русский Толстоевский, авторы, которых вообще лучше читать от тридцати лет и старше.
Слушание песен – это очень хороший способ учить язык,  и любому слависту обязательно надо знать Александра Башлачева, который является неотъемлемой частью золотого фонда русской культуры и неотъемлемой частью культурного багажа каждого образованного и культурного русского человека, не говоря уже об Астольфе де Кюстине, замечательном французе, который написал о России очень правдивую и толковую книгу.
Знать и преподавать, если он преподаватель! И когда сие отсутствует, когда об этом говорится – так себя вести нельзя.
Впрочем, надо отдать должное студентам, которых я видел, русские песни они слушают, на мой спрос они вспомнили и Высоцкого, и «Наутилус  Помпилиус», кое-что в этой области на кафедре все-таки делается, однако говорить о том, что все обстоит благополучно все равно нельзя. И дело тут вовсе не в незнании студентов – это как раз дело поправимое, не знают – так узнают. Я вот им кое-что сразу рассказал, и про Кюстина, и про Башлачева, да и сами они могут на это случайно набрести…
Тут ведь другое плохо – позиция, занятая преподавателями – не знают, и слава богу! Упаси господи, если они еще что-нибудь узнают!
-
Мне, конечно, могут возразить, что студент – существо свободное, и, проживая в свободной стране, он может получать сколько угодно информации и о России, и о чем угодно. Полагаю, что это не так. Студент – славист это существо весьма несвободное, а сильно занятое, потому что он очень много учится, постигает очень сложный язык, и если у него и найдется свободное время, то он, скорей всего, потратит его на развлечения и личную жизнь. И потому вряд ли он станет искать что-то сам, а просто будет брать то, что заодно вместе с языком дают преподаватели. Тем более, что именно это они с него на экзамене  и спросят. А уж ежели и найдет он в интернете что-то новое, то где? В Ольгино?
-
Вообще, любая попытка познакомить студента с  чем-то или кем-то новым на кафедре славистики боулдерского университета, насколько я понял, совершенно не приветствуется. А между тем, и у меня, да и, наверное, не только у меня, нашлось бы среди друзей по социальным сетям немало интересных людей, с которыми студенты-слависты смогли бы с величайшей пользой для себя познакомиться и поговорить. Политики, литераторы, психологи, ученые, общественные деятели, люди от искусства - и многие из них согласились бы поговорить с американскими славистами, студентами, аспирантами и профессорами. Они бы согласились, но…
Когда я предложил студентам познакомится с моим старым знакомым, отставным подполковником ФСИН, Владимиром Рубашным, опытным тюремным психологом, замечательным специалистом, ушедшим в отставку, потому что в России, в Казани, где он живет, ему не давали нормально работать, ставшим правозащитником, бывшим в адвокатской группе Надежды Толоконниковой на одном из ее судов, когда я предложил студентам пообщаться с таким интересным человеком – ведущая мероприятие профессура в панике закрыла свой Чай. А между тем – кто бы лучше мог объяснить студентам, как устроен русский человек?  Для любого учащегося, всерьез изучающего русскую культуру, любого специалиста, всерьез ее преподающего, такая находка должна быть просто на вес золота! И, тем не менее, мое предложение было панически отвергнуто.
Если бы я предложил привести на «Русский чай» настоящего, живого черта, как он есть – прямо из преисподней, с рогами и вилами, пропахшего серой и смолой  – это не вызвало бы такого праведного ужаса, какой вызвал у профессуры этот честный русский тюремный психолог, с которым, я специально предварительно договаривался на предмет его встречи со славистами. Я готов был предложить и других интересных людей, но ясно было видно, что в ответ уже заранее был готов отказ.
-
Так о чем мы все-таки говорили на Русском чае? О чем общались? Обо многом. Только сперва я скажу, о чем мы там НЕ говорили. Во всяком случае, в моем присутствии. Насколько я мог видеть.
Мы не говорили о русских гражданских и политических активистах, акционистах, политзаключенных. Мы не говорили о гигантских хищениях русских чиновников, об олигархах, о роскоши, в которой они живут, о русской дикой нищете, о наглом произволе русских властей. Мы не говорили о рабстве, которое все чаще и чаще встречается в России, особенно на Кавказе, не говорили о Кадырове и прочих проблемах этого региона. Мы не говорили о керченском конфликте, о захвате украинских моряков. Мы не говорили о центре «Э», о пытках, о разгоне мирных демонстраций, когда полиция била, а потом еще преследовала детей, о болотниках, о… много о чем.
Очень мало, буквально вскользь, в основном мной, были затронуты темы русской полиции, русской тюрьмы, русских диссидентов, русских правозащитников. Когда Михаил Жлобицкий подорвал себя в здании управления ФСБ в Архангельске, когда все СМИ криком кричали об этом событии – мы на Русском чае в то самое время преспокойно играли в детское лото, и, по ходу игры отвечали на такие «важные» вопросы как «Назовите трех зверей, которые живут в Африке» или «Какие две вещи можно найти на чердаке?» И только недели через две или три, на очередном Чае я сумел все-таки поднять эту тему.
Зато, с подачи профессуры,  много говорилось о русской кухне, о борще, окрошке, о всяких русских продуктах. О том, кто и как приехал в Америку, о планах на будущее, о медицине, о курении, о пьянстве, о родителях и детях, о вредном для здоровья «мусорном» продовольствии, о том, кто как  провел каникулы, о том, куда вы хотите поехать путешествовать и других, таких же «важных» вещах.
-
Иногда говорили мы и о политике, о Трампе, демократах и республиканцах, мое отношение к Трампу – это вообще было первое, о чем я был спрошен. Кстати, впоследствии, это с наглым лицом и совершенно против истины отрицалось, и мне  ставилось в вину, что, де, я много говорю о политике, притом, (готов присягнуть) что все-таки первое, о чем я был спрошен, придя на первый Русский чай – это мое отношение к Трампу. Впоследствии, когда я сам завел об этом речь – эта тема вполне охотно была поддержана. О любых проблемах Америки можно было распространяться сколько угодно. Ну что же,  увидав такое начало, я продолжил, и с такой оказией, не раз высказался и о путинской России. Я говорил о том, что идет война, что Россия – это фашистское государство и агрессор, что изучать ее сейчас – это все равно, что изучать рейх году эдак в 1943-м. Я говорил  о том, что под Россию не следует прогибаться и вообще, надо вести себя с ней крайне осторожно. И то, что Россию еще предстоит победить. И снова, в панике закрытый Чай.

---
Но что возмутило больше всего – это то, что кафедра устраивает и поощряет поездки своих студентов в путинскую Россию. В Россию, которая является агрессором в новой, пока еще холодной, но кое-где уже и горячей мировой войне, которая сейчас идет. Не самая это лучшая идея, ездить в гости к тирану, чьи преступные прислужники проливают кровь в Украине, Сирии, совершают теракты в странах Европы, вредят Западу всем, чем могут и готовы на любое преступление против любой страны цивилизованного мира. И ладно еще, когда туда едет государственный человек по государственному делу или, пусть даже частное лицо по самой крайней необходимости, но учащиеся…
Ездить к путину – это все равно, что ездить к гитлеру – очень опасно и весьма нехорошо. Да, Россия прекрасно принимает иностранцев, Россия славится своим гостеприимством, да вот беда, хорошо она принимает лишь тех, кто пишет и говорит о ней только хорошее, только комплементарное. Так уж издавна принято, да и не только в России – хозяин гостя угощает, а гость хозяина нахваливает, и в принявшем его доме, и за его пределами.
Вообще - это элементарные правила вежливости, и трудно что-то против этого возразить, но, тем не менее, Россия – это страна, которая всей своей историей, всем своим прошлым и всем своим настоящим заслуживает отнюдь не комплиментов и похвал, а самого критичного подхода, и не только в области политики и экономики, но и в области культуры. И если такого подхода нет - Россия непременно обманет, обязательно обведет вокруг пальца кого угодно. В русской культуре полно ловушек для людей, у которых отсутствует критическое к ней отношение, как я мог это видеть у посещенных мною славистов. Там один Толстоевский чего стоит…
Не знаю точно, на что учат в Боулдере будущих специалистов по России, с какой целью, что они будут потом делать, но точно знаю, что какова бы ни была та самая цель – вводить студентов в заблуждение все равно не следует. А при отсутствии критичности в изучении России – это непременно и выйдет.
-
И все равно, боулдерские слависты отправляют своих студентов в Россию, сдавая их там на руки каким-то странным принимающим людям, которые… ну тут у меня нет фактов, я не посвящен в секреты русских спецслужб, знаю только общеизвестное, что приезжими американцами они всегда очень интересовались. Не говоря уже о том, что каждая такая поездка – это, своего рода, комплимент гнусному, фашистскому режиму, который, сидя под международными санкциями, попадает во все большую и большую изоляцию и желает всячески ее преодолеть, ко всему прочему это же просто опасно – ведь завербуют, в заложники возьмут, если противостояние между Россией и цивилизованным миром внезапно перейдет в горячую фазу! Или прихватят, чтобы обменять на своего попавшегося шпиона или диверсанта  – такое часто делалось раньше, при совке, и теперь, судя по истории с Полом Уиланом, снова делается.
 Россия – очень опасная страна и не следует ездить в нее без особой необходимости. И просто предоставлять для нее информацию о себе, чтобы получить визу – это тоже не есть хорошо.
И все равно туда учащихся отправляют, и всячески за это хвалят и поощряют, и рассказы их путевые с удовольствием потом слушают. Прямо при мне обсуждался будущий вояж по России одного молодого человека, который уже однажды докладывал нам о своей прошлой поездке в Россию, получая за это одобрение и похвалу профессуры. На этот раз он имел намерение проехать по маршруту Питер-Владивосток. Намерение, всецело поддерживаемое кафедрой.
И это когда у них буквально под носом имеется прекрасный пример от американских военных, которые не разрешают своим кадетам-славистам ездить в Россию, зато отправляют их для ознакомления с русской культурой в Прибалтику. И в самом деле – Прибалтика, а так же Белоруссия и Украина – прекрасные места для славистского познавательного вояжа. Русских людей и русской культуры для изучения там везде предостаточно, и такого кошмара, как в России там нет. И если уж надо славистам пообщаться с русскими прямо в среде их обитания – то для этого лучше им приехать в Киев, да пообщаться. С самыми лучшими русскими – теми, что сражались на Майдане.  Американцев там примут не хуже, и у них не будет необходимости, находясь в гостях, делать реверансы в стране, захваченной тираном и тактично молчать, когда надо бы говорить. Напротив, путина и его режим там можно костерить на все корки. И там есть немало хорошего и достойного. Того, что можно не кривя душой и похвалить. Это не говоря о том, что и нерусские культуры в этих странах тоже очень интересны и хороши.
Конечно, кафедра  славистики не военное командование, а студенты не кадеты, приказывать им нельзя, но, тем не менее, со стороны преподавателей имело бы смысл не поощрять и не рекомендовать студентам ездить в гости в путинскую Россию. Конечно, ничего противозаконного в таких поездках нет, пока американские власти не запретили выезд в Россию, как они сделали это, например, в отношении Кубы – ездить туда можно. Но поощрять такие поездки, хвалить за них, помогать их устраивать все равно нельзя, ни в коем случае.
«А к Гитлеру ты в гости не ездил?» - спросил я того юного путешественника. И тут же порекомендовал американцам приезжать в Россию в гости верхом на танках и авианосцах, как ездили они в сороковых годах в фашистскую Германию.
-
В конце семестра, 12 декабря 2018 года меня пригласили на кафедру и там, в присутствии руководства факультета, руководства кафедры и непосредственно ведущей Русского чая предложили мне быть потише и говорить со студентами только на какие-то бытовые и очень спокойные темы, и следовать в разговоре исключительно в кильватере ведущего. (Преподаватели, с которыми я разговаривал: Елена Костоглодова (Elena Kostoglodova), собственно ведущая «Русского чая», Лора Ольсен Остерман (Laura Olson Osterman) - руководитель кафедры славистики, Патрик Гриней  (Patrick Greaney) – руководитель факультета иностранных языков университета ) Мне попытались навязать правила поведения, которые никто при этом не желал как следует прописать на бумаге, чтобы было ясно сразу и для всех, что можно делать на Русском чае, а что нельзя  – либо с выставлением этих правил на всеобщее обозрение, либо с подачей каждому гостю мероприятия на подпись, чтобы тот сам заверил, что с этими правилами он ознакомлен и будет их соблюдать. Вместо этого профессура начала ссылаться на какие-то неписанные правила и распорядки, которых никто никогда не видел и требовать, чтобы я соблюдал именно их.  Разумеется, я отказался. Я не играю с шулерами по их правилам. И вообще, во время войны говорить только о щах и борщах, когда есть сказать что поважнее  – нет, это не для меня, на мой взгляд, это очень сильно пахнет предательством и той страны, из которой я уехал, и той страны, которая меня приняла, в которой я теперь живу. И идти только в кильватере профессоров, не желающих давать студентам знания, притом, что тематика разговоров изначально заявлялась самая свободная – это тоже для меня неприемлемо. Я отказался, и меня самым настоятельным образом попросили покинуть и саму кафедру славистики, и все ее мероприятия, что я и сделал.
Так вот и поперли меня оттуда, а вместе со мной и Кюстина, и Башлачева, и Летова, и Рубашного, поскольку, я ведь был там, кажется, единственным, кто мог и хотел всех их хоть как-то представить.
-
Как можно объяснить такое поведение преподавателей славистики? Сейчас мы не будем подробно разбирать этот вопрос. Сейчас для нас важно не то, КАК произрастает дерево ТАКОЙ американской славистики, и откуда оно тянет для себя питательные соки.  Сейчас нам важно осознать плоды, которое оно приносит, ведь каждое дерево познается по плодам своим!
-
Итак, по мнению застигнутых мною славистов – Пушкин, великий гений, а то, что в мире его таковым не признают и вообще очень мало знают – так это по чисто техническим причинам, просто перевести как надо не могут. Зато Башлачева, лучшего поэта русского андеграунда, для студентов – насколько я мог видеть - просто нет, равно как нет для них и Астольфа де Кюстина с его знаменитой критической книгой о России. Работник русской пенитенциарной системы, правозащитник, юрист и психолог Рубашный, человек, знающий Россию не на шутку – для преподающих славистов почему-то страшнее черта. Серьезных разговоров о России и ее проблемах никто из них не желает, предпочитая говорить только о кулинарии и прочих безобидных вещах, во всяком случае, в продолжении посещаемого мной мероприятия. И при этом практикуются поездки учащихся в Россию, то есть своего рода упражнения в толерантности к путинскому режиму за хороший прием и ласковое обращение.
До чего же это все нехорошо пахнет!
-
Ну а теперь, извечный русский вопрос – что делать? Попробую ответить:
 По-нормальному - кафедра славистики боулдерского университета нуждается в хорошей и глубокой ревизии. Учебная программа должна быть разумно дополнена, многое в ней следовало бы уточнить, поправить. Общение студентов с представителями русской культуры должно быть расширено, часовой огрызок раз в неделю – это показуха, филькина грамота, а не серьезное дело. Кстати, все это необязательно делать в реале, можно открыть для этого какую-нибудь интернет-площадку. Встречи в интернете студентов с русскими писателями, филологами, деятелями науки, искусства, общественными деятелями, причем такими, которые не склонны чрезмерно хвалить Россию, а напротив, настроены по отношению к ней критически  – все это непременно должно быть устроено, или должно, хотя бы, не встречать препятствий со стороны профессуры.  Пора прекратить поездки студентов на прикорм к путину, в распахнутые объятия его спецслужб. Таллин – Одесса – замечательный маршрут, по нему пусть и ездят.
А самое главное – руководство кафедры славистики, да и факультета, на котором она находится должны быть отданы в руки людей, которые готовы серьезно и добросовестно работать, постоянно пополнять и совершенствовать учебную программу, не шарахаться в панике от нового, не заявлять высокомерно, что им лучше знать, как и что надо делать, глядя на существенные просчеты в деле, которое им доверено.  Россия – это страна, которая заслуживает к себе самого критического отношения, и если кто-то из  преподающих не может по каким-то причинам себе этого позволить – тот не должен преподавать.
И я смею надеяться, что ректорат университета, в котором мне довелось побывать, и видеть все, что я теперь тут описываю, однажды примет для этого соответствующие меры. А если не примет – то стоило бы по отношению к нему и власть употребить!
-
Это то, что касается посещенного мной одного учебного заведения, а ежели говорить об американской славистике вообще – то у меня есть серьезное подозрение, что подобным образом дело обстоит не только в Боулдере. И  у меня есть твердое убеждение,  что если не вся американская славистика, то, по крайней мере, некоторая  ее часть  нуждается в самом пристальном внимании со стороны гражданских активистов и общественных организаций, как русских, так и американских. Постоянный  мониторинг и выявление всеразличных недочетов и недостатков, разъяснительная работа среди учащихся  – это вполне посильная задача и для нарождающегося русского гражданского общества, и для уже зрелого американского. Кривовато выученный славист – это не подарок и не подмога ни России, ни Америке, так что делать нечего – кривое придется выпрямлять!
-
Для того, чтобы содействовать выполнению этой действительно нужной и Америке,  и России задачи, я открываю в фейсбуке специальный ресурс – «Гражданская славистика», это будет клуб для американцев, изучающих русский язык и культуру. Пусть те мои читатели, которые считают нужным принять участие в этом деле, вступают в него. Будем работать вместе – собирать критические материалы по существующей за пределами России, прежде всего в Америке, славистике, опрашивать учащихся и выпускников. Будем с ними общаться, помогать им практиковаться в  русском языке, будем представлять им критические материалы о России, знакомить их с русской культурой в лучших ее проявлениях, будем работать с русскими и американскими общественниками, со всеразличными СМИ.
А потому, граждане, если вам такое интересно и если у вас есть ресурс на фейсбуке - вступайте в нашу группу.  Зовите туда ваших друзей, которым такое интересно, ну и конечно, приглашайте туда американцев и прочих иностранцев, которых вы знаете и которые говорят по-русски. И чтоб никаких ватников и ольгинцев  – их я сразу вычислю и забаню!
Конечно, на момент публикации этой статьи и в первое время после этого, группа будет выглядеть пустовато - ни людей, ни материалов. Пусть это вас не смущает, выкладывайте туда то, что по вашему мнению будет полезно изучающим русскую культуру американцам, добавляйтесь туда сами и зовите друзей, присылайте ваши рекомендации по развитию группы. Со временем все раскачается и заработает нормально. Ведь в конце-то концов – общаться с иностранцами – это всегда хорошо и интересно. А с такими, которые интересуются  вашим языком и культурой – тем более. А потому – дерзайте, господа! Вступайте и действуйте. Главное, чтобы в группе собрался толковый коллектив русских граждан, именно граждан, а уж американцы туда непременно придут, как только там станет  интересно.
-
Ссылка группы -   https://www.facebook.com/%D0%93%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-423174178489103/
-
Сейчас идет война. Четвертая мировая, пока холодная. Россия в этой войне зачинщик и агрессор, и если она победит – мир погрузится в хаос.
Но война идет не только между Россией и миром, внутри России тоже идет противостояние. Между теми, кто желает , чтобы Россия была мирной, богатой европейской страной и теми, кто желает «великой империи» и войны со всем миром. И если мы, те, кто в этой войне воюет  сейчас за будущее России, воюет, кто, как и чем умеет, если мы, в нашей войне ждем помощи от Запада, а без нее, понятное дело, ни черта у нас не выйдет – то чего мы оттуда дождемся, при такой ихней славистике? Очень боюсь, что ничего полезного! И какие решения по части того, что надо делать с Россией будет принимать Америка, послушав специалистов, которых воспитывают описанным тут образом? Боюсь, что только самые глупые и неадекватные!
Так вот, для того, чтобы сделать все от нас зависящее, чтобы нужная нам подмога не была бы фуфлом - пора уже нам брать в свои руки это дело – дело новой Гражданской славистики.
-
Данная статья содержит ряд оценочных суждений частного лица, которое отлично понимает, что может заблуждаться и ни  в коем случае не претендует на то, чтобы быть истиной в последней инстанции. Описанное здесь было таковым по состоянию на 12 декабря 2018 года.

15 февраля 2018 – 15 июля 2019 (с учетом поздних правок)
Денис Бармин (Гарри Барбак), Вестминстер, Колорадо

P. S. Что можно сказать теперь, через несколько месяцев после случившегося, когда я уже давно описал все бывшее со мной и публикую теперь это в интернете? Да то, что «Русского чая» среди мероприятий кафедры славистики боулдерского университета больше нет.  Я, во всяком случае, больше его нигде на их сайте не увидел. Во как! Не только меня поперли, но и само мероприятие зарубили! А и в самом деле, зачем оставлять его жить дальше? Вдруг еще, не я, так кто-то другой начнет говорить там лишнее и причинять проблемы?
Еще могу сказать, что написав это все, я вовсе не горел желанием немедленно этот отчет публиковать, сперва я отправил его в ректорат боудерского университета, в надежде, что какие-то меры все-таки будут приняты. Никакого ответа я оттуда не получил, и никаких принятых мер не заметил. Ну что же, пусть они читают теперь это в интернете. Пусть теперь этот материал берут для своих публикаций другие блогеры, газетчики, пусть теперь с этими материалами знакомятся все. И делают выводы!

15 июля 2019
Бармин Денис (Гарри Барбак)


ССЫЛКИ

Денис Бармин (Гарри Барбак) –
«Вконтакте» - https://vk.com/id62836346
Фейсбук - https://www.facebook.com/denis.barmin

Владимир Рубашный –
«Вконтакте» - https://vk.com/rubashny
Фейсбук - https://www.facebook.com/vladimir.rubashny

Страница «Гражданская славистика» - https://www.facebook.com/%D0%93%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-423174178489103/

Преподаватели, с которыми пришлось иметь дело

Елена Костоглодова - https://www.colorado.edu/gsll/elena-kostoglodova

Лора Ольсен - https://www.colorado.edu/gsll/laura-olson-osterman

Патрик Гриней - https://www.colorado.edu/gsll/patrick-greaney
HDR

Мои твиты

  • Ср, 01:10: RT @Victor_Korb: Путина, если что, народ защищать не выйдет, поскольку вся его электоральная опора — это безропотное стадо, живущее примени…
  • Ср, 02:05: Детективный сюжет! Несколько дней обнаруживали около лотка с кустиком базилика странные мелкие чёрные крупинки неиз… https://t.co/VA1T7EnOU5
  • Ср, 03:13: До́пуск (машиностроение) — разность между наибольшим и наименьшим предельными значениями параметров (размеров, масс… https://t.co/ttL3ab0Dz7