September 2nd, 2013

HDR

Мои твиты

promo victor_korb december 12, 2012 22:37 12
Buy for 30 tokens
Если читаете этот текст, значит, место в промо-блоке в моем ЖЖ временно свободно и может быть занято рекламой вашей записи. Требования изложены в этом посте.
Стомахин_Чайлд

Это должен прочитать каждый. Буреполом

Оригинал взят у burepolom_diary в Предуведомление

Борис Стомахин - радикальный публицист, либертианец и антиимперец, в момент создания настоящего аккаунта находится в СИЗО за более чем острую критику русского народа и российского государства, которую он публиковал на своих сайтах и в своём блоге. По-видимому, ему грозит длительное заключение - уже второе по счёту: первый срок Борис отсидел за то же самое (ст. 282.1, 280.2; теперь к ним прибавилась и 205.2) в 2006-2011 гг, из них с середины 2007 до конца срока - в ИК-4 пос.Буреполом Нижегородской области. Там с 2008 года он вёл дневник, который мы предполагаем здесь публиковать "день в день", начиная с 1 января 2014 года. Желающих прочитать всё сразу отсылаем сюда.

БС в Буреполоме
Б. Стомахин в комнате длительных свиданий ИК-4</div>

Буреполомский дневник в первую очередь - человеческий документ. Борис описал свои переживания очень искренне, очень подробно, не боясь показаться читателю ни смешным, ни неприятным. Прежде чем дурно подумать о заведомо бессильных проклятиях и неисполнимых клятвах, которыми пестрят записи, о непоследовательности и, порой, несправедливости как в отношении к конкретным людям, так и к иным идеологемам, стоит вспомнить, что Стомахин мог, готовя текст к публикации, переписать его, что-то удалить, затушевать или приукрасить, а то и добавить что-то пост-фактум (редактировал же до самой смерти все свои дневники Эрнст Юнгер, например!) - и, видимо, сознательно отказался от этого ради правдивого описания своего состояния. Перед нами не политический манифест и даже не публицистика а - отчёт о научном эксперименте, о помещении либертианца в состояние крайней несвободы, о хождении, даже - о погружении демократа - в народ.

Научный эксперимент имеет ценность, когда его результаты поддаются какому-либо обобщению. Спору нет, Стомахин - весьма своеобразный человек и многое из испытанного и продуманного им за время первой отсидки, возможно, другим человеком было бы воспринято и преломлено иначе. Но главное в тексте - разъедающая и душу автора, и глаза читателя и даже, кажется, сами страницы дневника, ненависть к окружающей его среде - не уникальна. Клайв Льюис писал о ней по совершенно иному поводу - размышляя о Псалмах: "Когда мы читаем некоторые псалмы, ненависть пышет в лицо, словно жар из печи... Встречая в псалмах проклятия, нельзя просто ужасаться. Да, проклятия ужасны. Но подумаем не о том, как злобен псалмопевец, а о том, что его до этого довело. Именно такую злобу, согласно естественному закону, рождают жестокость и несправедливость. Отнимите у человека имущество, честь или свободу, и вы отнимете у него чистоту, а может -- из-за вас он перестанет быть человеком. Не все жертвы кончают с собой; многие живут, и живут они злобой". Именно поэтому Буреполомский дневник - документ социальный, документ, ставящий перед нами множество вопросов о мире, в котором мы живём и о правилах, действующих в этом мире. Исправляет ли людей исправительная колония №4? Может ли их в принципе исправить лишение свободы? Что нам делать с тюрьмами и с людьми, живущими там - с "блатными", с "обиженными", с сотрудниками, наконец? Допустимо ли было подвергать Стомахина переживаниям, описанным им в дневнике, справедливо ли это, учитывая суть предъявленных ему обвинений? Если да - в чём была польза - Стомахину ли, или отправившему его на нары обществу - от всего, происшедшего с ним (в т.ч. - и от происшедших там с ним перемен)? Если нет - следует ли повторять и усугублять эту ошибку, обрекая его на повторное заключение, превосходящее по сроку предыдущее примерно вдвое?

Мы уверены, что человек имеет право на свободу мысли и свободу слова. Это в частности означает, что никакие, самые неправильные, возмутительные, оскорбительные мысли и слова не могут быть сами по себе причиной преследования людей, каких-либо репрессий - только, если они принесли кому-либо очевидный вред. Так, можно преследовать за слова клеветника или бандитского главаря, словами отдающего преступные приказы подчинённым, но нельзя - публициста, писателя, человека, рассказавшего анекдот или просто даже болтуна.

Мы призываем всех присоединиться к компании "Нет преследованиям за мысли и слова!" и оставить свою подпись под обращением в защиту Стомахина здесь или здесь. И мы предлагаем зафрендить этот журнал, чтобы с 2014 года в вашей ленте появлялись записи, сделанные Борисом в 2008 - 2011 гг: к сожалению, нет серьёзной надежды на то, что в это время он будет находиться в условиях, принципиально отличных от описанных.

HDR

Дневник Иоганна Георга Корба. 2 сентября


02-04.09.1698. Один капитан, уличенный в беззаконной связи с восьмилетней девочкой, казнен...

02.09.1699. Генерал Карловиц вновь едет в Московию: мы встретили на дороге его свиту, с которой ехали минеры. Обедали мы в местечке Добре. Проехав Станиславов, мы прибыли на ночлег в постоялый двор Михалов.

Накопление в архиве на сайте Корб.РФ