Обыск как триллер

Представляю очередной акт открытой пьесы формата театр.док «ФСБ против Корба». Точнее, пока еще не пьесы, а лишь рабочих материалов к ней, которые, впрочем, требуют лишь минимальной шлифовки, учитывая уровень внутреннего драматизма, системного идиотизма и специфики жанра...

В первом акте, напомню, были представлены материалы первого и пока единственного допроса независимого журналиста и правозащитника, подозреваемого аж в «оправдании терроризма». А сейчас вы можете ознакомиться с документом, в котором кратко аргументируется незаконность действий в ходе т. н. обыска, проведенного силовиками 18 мая 2018 года в квартире, в которой Виктор Корб проживает вместе с семьей, проиллюстрированным стоп-кадрами из оперативно-протокольной видеосъемки, приобщенной к материалам дела.

Участники «маски-шоу» ведут душевную беседу с жильцами квартиры...

Получасовое видео десятичасового обыска см. в конце публикации.

* * *

В Куйбышевский районный суд города Омска
по делу о жалобе на незаконные действия при обыске
в рамках уголовного дела №11802520035000003
от Корба Виктора Владимировича

Пояснения, уточнения и доказательства

1. Следственные действия в жилом помещении по адресу город Омск, улица 22 Апреля, дом №44, квартира №2 совершались без законных оснований, поскольку они не были санкционированы судом. Данное обстоятельство подтверждается материалами дела, в котором имеется лишь постановление Куйбышевского суда от 17.05.2018 №3/3-258/2018, разрешающее проведение обыска лишь в жилище, расположенном по адресу Омск, 22 Апреля, д. 44, кв. 1. На данное обстоятельство Виктор Корб указывал непосредственно перед производством обыска, что подтверждается видеозаписью, в том числе:

Файл 00020.MTS (7:12): 

  • 01:10 Следователь Антон Долгалев зачитывает постановление об обыске в жилом помещении по адресу Омск, 22 Апреля, дом 44, квартира 1 и начинает стучать в дверь.
Следователь стучит в дверь несуществующей квартиры...
  • 02:32 Сотрудник в маске стучит по железной двери монтировкой.
  • 04:09 Долгалев сообщает о приостановке следственных действий для вскрытия двери и проникновения по указанному адресу.

Файл 00021.MTS (7:13) 

  • 00:00 Сотрудник начинает ломать замурованную железную дверь, из которой нет прохода в квартиру.
Попытка взломать дверь, которая не ведет в квартиру...

файл 00022.MTS (7:42)

  • 10:53 Виктор Корб: «Вы вошли не в ту квартиру: у вас тут в постановлении указана квартира номер один, а это квартира номер два».

Следователь Долгалев в ответ на это возражение предъявил собственное постановление о производстве обыска по адресу Омск, 22 Апреля, д. 44, кв. 2, которое не было санкционировано судом и, таким образом, все последующие следственные действия совершались в нарушение требований УПК РФ и с нарушением конституционных прав на неприкосновенность жилища, собственности и личного достоинства всех членов семьи Виктора Корба, проживающих по указанному адресу.

2. Применение насилия в отношении Ильиной Татьяны Викторовны было осуществлено без достаточных оснований и являлось очевидно чрезмерным и нарушающим конституционные права и нормы УПК РФ, что подтверждается фотографией гематом (синяков) на ее руках, сделанных непосредственно после указанных событий и опубликованных в ее аккаунте в Фейсбуке, а также официальной видеозаписью производившейся с целью фиксации следственных действий, в том числе:

Файл 00022.MTS (7:42) 

  • 01:07 Татьяна Ильина требует сотрудников представиться и показать документы. Сотрудники в масках применяют силу. Татьяна Ильина заявляет, что ей до сих пор не показали документы, дающие право проникновения в ее жилище. Сотрудники в масках вновь применяют силу и произносят слово «ломаем!». 
Силовики применяют силу к Татьяне Ильиной в ответ на требование предъявить документы
  • 01:33 Татьяна Ильина вновь требует предъявить документы, но сотрудники в масках и следователь игнорируют эти требования и силой проникают в жилище.
  • 02:00 Голос «Сидим и не двигаемся». Возглас Татьяны Ильиной: «А почему? Я вас пересчитать хочу!.. То, что меня за руки хватали, это нормально?»
  • 21:06 Виктор Корб: «Тань, а как они представились?» Татьяна Ильина: «Никак». — А зачем ты им открыла дверь?Я заинтересовалась, что за грохот у соседней двери, и вышла. — Понятно. Бандиты, они и есть бандиты… — А потом они меня схватили за руки и внесли в квартиру.
Гематомы на руках Татьяны Ильиной как результат силового проникновения в жилище

3. Унижение человеческого достоинства Виктора Корба путем вынужденного нахождения неглиже в присутствии большого числа незнакомых людей, в том числе понятых другого пола, подтверждается видеозаписью, в т.ч.: 

Файл 00022.MTS (7:42) 

  • 01:33 Сотрудники в масках и следователь... силой проникают в жилище, пропуская понятых.
  • 01:52 Виктор Корб: «Дайте я хотя бы брюки надену. Я же не буду голый, вы с ума сошли!»
Виктор Корб встречает бригаду «масок-шоу» неглиже

4. Нарушение права на защиту путем отказа в предоставлении возможности вызвать защитника (адвоката) подтверждается протоколом и официальной видеозаписью, осуществленной следственной группой при производстве обыска, в т.ч.:

Файл 00022.MTS (7:42) 

  • 03:58 Виктор Корб: «Я имею право адвоката позвать для проведения обыска?»
  • 15:59 Виктор Корб: «Я могу зафиксировать, что вы адвоката не позволяете вызвать?». Антон Долгалев: «У вас будет протокол обыска, где вы сможете написать все свои ходатайства». Виктор Корб (берет в руки смартфон): «Я могу адвоката вызвать?». Антон Долгалев: «Я вам все разъясню… Сотовые телефоны не надо брать». Сотрудник в маске силой выхватывает смартфон из рук Виктора Корба. (в протоколе также зафиксирован запрет всем участникам пользоваться мобильными телефонами и другими средствами связи).
  • 16:44 Виктор Корб: «Давайте сначала про адвоката выясним, потому что вы начали процессуальные действия в отсутствие адвоката… Почему вы проводите процессуальные действия, не давая мне возможности пригласить для их осуществления адвоката? Почему вы нарушаете мое конституционное право на защиту путем приглашения адвоката? (обращаясь к понятым) Обратите внимание, он нарушает мои конституционные права».

5. Длительный запрет на отправление естественных (физиологических) надобностей, создавший пыточные условия, опасность для здоровья, нарушивший права, унизивший человеческое достоинство, подтверждается официальной видеозаписью, в т.ч.:

Файл 00022.MTS (7:42) 

  • 21:25 Виктор Корб: «Так, мне это неинтересно, мне надо в туалет». Антон Долгалев: «Виктор Владимирович, потерпите чуть-чуть». Виктор Корб: «Это как? Я, извиняюсь, обоссаться здесь должен? Вы меня подняли с кровати. Мне в туалет нужно сходить». Антон Долгалев: «Я соболезную». Виктор Корб: «Вы охренели! Какое еще соболезнование? Мне в туалет надо сходить. Вы прервитесь хотя бы на пять минут (следователь отказывается пропустить). Ну, это вообще уже пыточные действия, вы знаете? Отказ в осуществлении физиологических потребностей — это пыточные действия».
  • 22:10 Виктор Корб: «Назовите мне основание для отказа в физиологической потребности!». Антон Долгалев: «Я составляю протокол». Виктор Корб: «Никакой потребности в том, чтобы отказывать в том, чтобы прерваться на три минуты и дать мне возможность удовлетворить физиологические потребности, нет»... Антон Долгалев: «Я решу это тогда, когда посчитаю нужным». Виктор Корб: «Я фиксирую грубейшее нарушение моих конституционных прав и проведение этого так называемого обыска в пыточных условиях: мне отказывают в отправлении естественных надобностей».
Диалог правозащитника со следователем о пытках и унижении человеческого достоинства

Файл 00023.MTS (8:10)

  • 18:07 Виктор Корб: «Я второй раз фиксирую, что мне отказывают в удовлетворении физиологических потребностей. Причем, без каких бы то ни было обоснований. Никаких проблем для того, чтобы прерваться и в сопровождении сотрудника пройти в туалет и выполнить физиологическую потребность, нет».
  • 27:20 Татьяна Ильина: «Можно узнать, сколько это все продлится?». Антон Долгалев: «Сколько потребуется». Виктор Корб: «Они-то подготовились ко всему: не попили с утра, справили все физиологические потребности. И пришли заниматься пытками».

Файл 00024.MTS (8:32)

  • 07:50 Виктор Корб: «Пока Антон Евгеньевич пишет, я третий раз фиксирую его отказ в моей просьбе удовлетворить естественные потребности. Что нарушает мои права и является бесчеловечным отношением».

Следователь разрешил посетить туалет лишь спустя около четырех с половиной часов после настоятельной просьбы, то есть фактически на пределе физиологической возможности сдерживать позывы к мочеиспусканию, учитывая то, что в этот срок необходимо включать и время сна и, таким образом, общее время вынужденного мучительного «терпения» составило более 12 с половиной часов. 

6. Длительный запрет на прием пищи, создавший опасность для здоровья в виде реальной угрозы обострения хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта Виктора Корба и Татьяны Ильиной, подтверждается официальной видеозаписью, протоколом обыска, свидетельскими показаниями и протоколом приема врача клиники «Евромед».

7. Совершение участниками обыска действий, не отраженных в протоколе и не фиксируемых видеокамерой, грубо нарушающих права на неприкосновенность жилища и собственности, подтверждается официальной видеозаписью и свидетельскими показаниями, в частности следующими (но не только) моментами: 

Файл 00022.MTS (7:42) 

  • 03:11 Голос: «Вы сюда не ходите». Татьяна Ильина: «Выйдите отсюда тогда! Выйдите из комнаты, чтобы ничего сюда не подбросили… Я тоже требую соблюдения закона».
  • 17:48 Виктор Корб: «Вы должны сначала всех участников объявить».
  • 25:23 Татьяна Ильина сотруднику, прошедшему в другую комнату: «Куда вы пошли?»
  • 26:18 Виктор Корб: «Тань, ты же понимаешь, что все, что они хотят сделать, они сделают. Ведь мы заложники, а это бандиты».
Фактическое руководство «обыском» осуществляли сотрудники ФСБ в масках

8. Необоснованное массовое изъятие личных вещей и предметов, заведомо не имеющих отношения к расследуемому уголовному делу, а также отказ следователя ограничиться копированием информации с электронных носителей, что предусмотрено УПК, процессуальной практикой и явно было предложено Виктором Корбом, что привело к грубому нарушению прав собственности всех граждан, проживающих по адресу Омск, ул. 22 Апреля, д. 44, кв. 2, подтверждается официальной видеозаписью (файл 00024) и свидетельскими показаниями

Файл 00024.MTS (8:32)

  • 03:43 Виктор Корб: «Речь идет о публикации в Интернете. Все публикации в Интернете фиксируются провайдерами, это хорошо известно. Никакой необходимости устраивать маски-шоу не было… Все подобные акты даже по моим делам подобным давно запротоколированы ФСБ соответствующими оперативными мероприятиями. Причем, для «судов» российских этого всегда достаточно: что такой-то с такого-то компьютера с такого-то адреса, зарегистрированного там-то что-то там сделал… Максимум, что нужно дополнительно, — определить на чем подготовил статью… Ну, наверное, на этом компьютере, который тут стоит уже лет десять. Максимум, что нужно, — прийти и сказать «Виктор Владимирович, по всем признакам с высокой вероятностью вы на этом компьютере готовили эту статью. Давайте мы скопируем с него информацию». Это по логике, по праву, по-человечески. Но сейчас посмотрим, как они реально будут действовать… Если вы будете продолжать это шоу, то будет понятно, что вы пришли сюда исполнить спецзаказ...».
  • 08:41 Виктор Корб: «Вы по правилам должны сначала обратиться ко мне с предложением выдать предметы, имеющие отношение к расследованию».
  • 12:00 Антон Долгалев: «Органы предварительного следствия хотят изъять у вас этот системный блок». Виктор Корб: «Достаточно скопировать с него информацию, что я и предложил. Вы даже уточняли у специалиста, есть ли у него устройство для копирования. Копируйте: это мой основной рабочий инструмент». Антон Долгалев: «Я вам предлагаю добровольно выдать этот внешний жесткий диск». Виктор Корб: «Это не жесткий диск — это флэш-дисковод. Или вы уже записали его как жесткий? Тогда вас специалист обманул… По-хорошему вам достаточно забрать эту штучку (внешнее устройство резервного копирования), поскольку на ней регулярно выполняется полное копирование системы и дисков. Оно отключается по USB-технологии — можно даже компьютер не выключать. Я проявляю добрую волю и говорю, что вы можете даже больше сделать — скопировать всю информацию с жесткого диска на заявленное уже вами средство копирования. Даже это уже избыточно, потому что копия жесткого диска есть здесь (на внешнем носителе). То есть, я вам предлагаю вдвое больше. Никаких разумных оснований отвергать это предложение и лишать меня основного рабочего инструмента, нет. Тем более, что есть рекомендации не лишать людей их основных рабочих инструментов. То есть, я соглашаюсь, чтобы вы скопировали информацию и оставили мне машину, чтобы я работать мог».

Следователь игнорирует все предложения и осуществляет изъятие всего компьютера (системного блока).

«Специалист» любуется своим отражением в экране изымаемого смартфона Татьяны Ильиной

Файл 00030.MTS (11:12)

  • 02:00 Сотрудник ФСБ: «Покажите другие носители информации». Виктор Корб: «Уточните, ведь носителями информации может быть что угодно, включая бумагу». Сотрудник: «Ну, флешки и др.». Виктор Корб перебирает лежащие на столе флэшки, телефоны, поясняя, что они старые и не имеют никакого отношения к делу. Сотрудник ФСБ предлагает открыть ящики стола. Виктор Корб: «Я уже пояснил, что это стол моего сына, а не мой. Так что вы сейчас просто крадете чужие вещи… С чего вы взяли, что это мое вообще?.. Это подарок, игрушечный пистолет сына… Это неработающий старый планшет моей мамы, который ей подарили много лет назад, можете тоже украсть… Это старые дискеты, которые не используются уже двадцать лет, к ним уже дисководы сложно найти...»...
Эфэсбэшник сгребает все гаджеты членов семьи журналиста и правозащитника Виктора Корба

С этого момента и до окончания обыска им фактически руководит сотрудник ФСБ в маске, осуществляющий сплошное и произвольное изъятие личных вещей членов семьи и предметов, заведомо не имеющих никакого отношения к расследуемому делу. При этом следователь Антон Долгалев вопреки требованиям УПК РФ до начала обыска не обозначил его конкретную цель и не предложил добровольно выдать конкретные предметы, фактически устранился от руководства следственными действиями, ограничившись лишь формальным протоколированием процедуры изъятия (в формате, не позволяющем однозначно идентифицировать многие изымаемые предметы) и не контролировал действия всех сотрудников силовых структур, находящихся в жилом помещении.

Корб В.В.
22 августа 2018 года

* * *

P.S. Для ценителей — 28-минутное видео начала десятичасовой спецоперации ФСБ, МВД и СКР «обыск жилого помещения». Остальные серии — по мере сил или по специальным запросам...

promo victor_korb december 12, 2012 22:37 11
Buy for 30 tokens
Если читаете этот текст, значит, место в промо-блоке в моем ЖЖ временно свободно и может быть занято рекламой вашей записи. Требования изложены в этом посте.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.